Приметы сбываются (Юмористический рассказ)

 



Приметы – казалось бы, что может быть бесполезнее и глупее, верить во всякую хреновину, и роковое влияние различных предметов на жизнь человека.

«Суевериям – бой!» – гласит лозунг времен советского прошлого, этт самый девиз, мог бы стать жизненым кредом одного товарища, непримеримого борца с различными суевериями и предрасудками, да собственно наш рассказ именно об поборнике здравого смысла сельском зоотехнике Васильиче.


Васильич – дитя советского атеистического воспитания, во времена своей молодости, проводил лекции и возглавлял деревенский кружок «безбожник».

Собственно, в этот кружок входило всего несколько человек, сам Василич, председатель колхоза, библиотекарь и один партийный активист.


Другим товарищам лекции по атеизму были по хрену, они либо работали в поле, либо жизнь других проходила от дойки до дойки, и конечно при этом большинство бухали.

Однако, Василильевич не ограничивался только лекциями в кругу своего кружка, он наглядно демонстрировал бесполезность и вред разных суеверий, правда, как ни странно в его исполнении приметы почему-то сбывались....


Однажды Васильич, бухал в дому своего товарища и собутыльника инженера Николая Михайловича, выпили они немало, потому, как это бывает, беседы велись на самые актуальные и даже глобальные темы.


Обсуждая банановый переворот в одной из африканских странах, Васильич усилено жестикулировал и проклинал проклятого диктатора захватившого власть в далекой угнетенной стране.


«Соль просыпешь – ссора будет» – сказала жена Михалыча, наблюдая за тем, как Васильич размахивая руками едва не снес солонку с солью на пол.

«Машка – и ты это веришь? Смотри это всего лишь соль!» – ответил Васильевич, после чего, он высыпал соль на пол, и принялся топтать ее ногами с криками – «Соль накажи меня!»

«Видишь? Это мертвый предмет, просто соль, она ничего не может вызывать, ни ссору, ни гнев» - с довольным видом убежденно кричал Васильевич, затем он метнул солонку в стену, от которой она отскочила и попала в экран нового цветного телевизора.

В доме разразился скандал, Михайлович получил звездулей от жены за то что пригласил дурака в гости, а Васильевич вынужден был продать бычка, дабы купить Михалычу новый телевизор.


Другой слчай произашел в райцентре, Васильевич приехал в гости к товарищу, в одном из переулков, у дома под номером 13,  ему дорогу перебежала черная кошка.

«Ах же ты сучка, хочешь заставить меня поверить в приметы?» – сказал Васильевич и метнул в вестницу несчастья палкой, подбитая кошка заорала, затем поковыляла домой, Васильевич победоносно пошел вперед наперекор примете.

«Толь, видишь придурка, он палкой нашему Барсику ногу подбил, иди разберись с ним по мужски» – звонко с нотками слез прозвучал где-то недалеко женский голос.


Тут же Васильевич услышал за спиной тяжелый топот, не дожидаясь того момента когда ему наваляют, Васильевич рванул вперед так, что выражение «только пятки сверкали» – это совсем к нему оказалось непременимо, ибо с той скоростью с которой он бежал заметить сверкание пяток было невозможно.


Перемахнув через забор, Васильич осторожно выглянул в щелочку, дабы разглядеть кто его преследовал – его сердце сжалось от страха – здоровенный мужичина с тяжелыми кулаками и комплекцией в которую могли поместиться пара амбалов, остановился как раз перед забором, огляделся по сторонам, на всякий случай пригрозил кулачищем  в пустоту, обматерил кого-то, (скорее всего, маты были адресованы Васильичу), развернулся и пошел обратно, грубо матерясь и угрожая непойманному мучителю животных.


«Вот ведь! Ты только глянь, и эта примета сбылась» – сказал Васильич и покинув свое укрытие оглядываясь направился к автовокзалу.


Иногда Васильевич сидел в мастерской с мужиками трактористами, и конечно во время этих посиделок частенько мужики любили пропустить по стопарику, частенько стопариков бывало столько, что к вечеру у трактористов едва двигался язык, а ноги в режиме автопилота после работы едва могли доставить потребителя алкогольных напитоков домой, «на радость» жене ее маме и детишкам.


Однажды, во время посиделок в мастерской кто-то заметил, что Колян ( один из трактористов) одел кофту другой стороной.


«Смотри Колян, бит будешь» – пошутили мужики и засмеялись.


Васильевич как ошпареный соскочил с тубаретки – «Вы серьезно верите в это?» – проорал он, затем сняв с себя свитер, вывернул его наооборот и снова одел на себя.

«Смотрите козлы!» – прокричал он.

Один из трактористов, встал со стула, молча подошел к Васильевичу и засветил ему в глаз, затем к действию подключились еще двое механизаторов.

После этого инциндента Васильич неделю лежал отлеживаясь, болели ребра, да и синяки под глазами не позволяли показаться людям на улицу.

«А ведь примета работает» – с горечью констаировал факт борец с суевериями.

Так и жил Васильич, один одинешенек, огребая временами отнюдь не пряников за дурной свой характер, впрочем однажды все таки он конкретно нарвался, и не просто нарвался а так сказать вся жизнь его перевернулась после этого.

 В тот день, Васильич сидел на лавочке и вел беседы с товарищем  на философские темы, а для того что бы общение было интенсивнее и разнообразнее собеседники скрепляли дружескую беседу спиртными напитками.

Приговорив литру,  Васильич решил проводить друга домой, вдруг им дорогу перешла баба с коромыслом, на котором висели позвякивая пустые ведра.

«Глянь Васильич! Баба с ведрами! Я не пойду дальше! – уперся пьяный собеседник.

«Да пошла она на .. эта баба!» – заорал Васильич, после чего отобрал ведро у бабы и принялся топтать его ногами.


Недолго думая баба сбросила с коромысла второе ведро, и от всей души упечатала Васильича оным  по башке.


Очнулся Васильевич в больнице, голова болела, предметы в комнате кружились, в ушах стоял звон.

«Что случилось? Как я сюда попал?» – спросил Васильич.

«Ты зачем придурок ведра испортил? За это огреб коромыслом» – ответил где-то рядом женский голос.


«Хорошо хоть не помер, я уж перепугалась» – продолжил голос.


Так они и познакомились, Васильич не стал говорить милиции что его огрела баба, а после больницы свадебку сыграли.


Что касается примет, то после этого случая, Васильич больше не занимается пропагандой здравомыслия и прекратил бороться с суевериями, пить перестал вообще, да и жизнь наладилась.


«Хоть одна примета не сбылась – конечно баба с ведрами плохая примета, но мы же в приметы не верим» – говорил он обнимая жену. 

Бабы он конечно немного побаивался, на коромысло глядел с опаской, впрочем жену он свою полюбил от всей души, да и она его тоже.

И зажил Васильич счастливой семейной жизнью в любви  и счастье.

А вы говорите «баба с ведрами»  –  вот как после этого верить в приметы товарищи?