Ангелочки




Петрович и Анна Петровна, как и большинство людей среднего возраста, были весьма больны политикой.

Частенько эту семейную парочку видели на различных  митингах и манифестациях.

Они, как пламенные бойцы с различными «врагами народа» не ограничивались только словами -  бывало эта сладкая парочка, под покровом ночи, нет-нет, да проткнет колеса какой нибудь дорогой иномарке, или напишет на барском заборе что нибудь обидное.

Но чаще всего страдали головы несчастных ангелочков, которые украшали роскошный забор местного богатея.

Для сего дела, Петрович создал оружие экзекуции – Этим оружием являлась тяжелая гиря от весов, с длинной цепочкой привязанной к ней.

Метнув со всей силы оружие революции,  Петрович тут же за цепочку возвращал его обратно.  После этого, он убегал с места преступления. 

Напрасно служба безопасности пыталась изловить злодея, головы несчастных ангелочков слетали с плеч с закономерной периодичностью.

Но все хорошее, когда то кончается, в том числе и борьба...

В тот день, Петрович проходя мимо дома олигарха, обнаружил, что на месте сбитых голов ангелочков, появились новые. 

–«Потерпите родимые до ночи» – со злой сказал Петрович.

Он прошел мимо как ни в чем не бывало, в его голове уже созрел план уничтожения новой партии амуров...

Наступила ночь, Анна Петровна, заботливо завязала шарф на шее Петровича:

– «Революционер ты мой» – сказала Анна Петровна, поцеловала Петровича и отправила его на правое дело.

Ночь, где то в ночном лесу орали ночные птицы, и только луна освящала зловещую фигуру с гирей на плече.

А вот и забор, как бешено бьётся сердце! 

Петрович прицелился, и метнул гирю со всей дури, но случилось непредвиденное – цепочка порвалась, и гиря улетела далеко за забор, тот час же  раздался страшный грохот разбитого стекла.

В ту же минуту, около забора загорелись прожектора и Петрович закрыв глаза руками от яркого света побежал наутек –

– «Да я знаю его! Это козел из 2 го дома» – Громко орал неизвестный охранник, и он был прав!

Однако, осознание этой правды, нисколько не радовало Петровича – дело пахло грозой, точнее и не грозой, а чем то очень болезненным с использованием рук и ног.

Петрович добрался до дома, забежал в квартиру, закрыл за собой дверь, причем Анна Петровна оказалась за дверью с другой стороны, ей потребовалось 10 минут, для того что бы объяснить Петровичу, что к его преследователям она не имеет никакого отношения.

Дрожа от страха, он закрылся в ванной, и в ужасе шарахался от каждого шороха и звонка в дверь, но по странному стечению обстоятельств,  в тот, день в квартиру пламенных борцов с буржуазией приходило очень много людей.

Одних разносчиков пиццы было человек десять, причем они приносили уже оплаченную пиццу. 

Ну если пицца это было нечто более менее приятное, то денежные переводы, которые присылал неизвестный отправитель, не предвещали ничего хорошего.

Конечно, деньги это хорошо, но когда получаешь перевод такого содержания:  « На хлеб нищеброду», «На достойные похороны», «на восстановление зубов в стоматологии» - согласитесь, это совсем не вызывает радости!

Но вскоре события повернулись весьма неожиданным образом - поздно вечером в его квартиру вломились пять человек, без единого слова они по-хорошему наваляли Петровичу, бросив рядом с ним коробку шоколадных конфет и бутылку коньяка, хулиганы удалились из квартиры как ни в чем не бывало.

Петрович поднялся с полу, его лицо заплыло, а глаза весьма плохо видели сквозь едва заметные щелочки. Он глянул в зеркало и не узнал сам себя:

– «Ну её на хер эту революционную борьбу!» – заключил революционер
– «Кому нужна эта революция? Зубы и здоровье дороже!» –

На этом его революционная борьба закончилась, и Петрович и Анна Петровна ударились в другую крайность – они стали проповедниками китайской секты «Хунь-Сунь-Вынь», но это уже совсем другая история...